В последнее время в медийной тусовке полным-полно разговоров о предстоящей поездке Сергея Лазарева на очередное «Евровидение». В связи с чем, некоторые люди ощутили некоторый когнитивный диссонанс – ведь еще совсем недавно известный певец уверял, что данный формат его нисколько не интересует и всю свою сознательную эстрадную жизнь он только и делал, что отбивался от настойчивых сватаний его с популярным зарубежным музыкальным конкурсом – хотя бы с подачи того же Киркорова.

Пока столичный бомонд гадает, уломают ли Лазарева блеснуть харизмой на евросцене в этом году и стоит ли купить ковровую дорожку для красавчика-победителя уже сейчас, тем временем в Стокгольме уже продают билеты. Ну как продают – их буквально смели из касс в течение несчастных 15 минут! Таким образом, уважаемую европублику можно поздравить с рекордом – прошлогоднюю «пачку» билетов продавали через интернет целых 20 минут. В общем и целом, наблюдается обычная рутинная подготовка к, пожалуй, самому громкому музыкальному событию в Европе: стандартная суета, легкие скандалы, стычки между исполнителями и их продюсерами постепенно приближаются к своей горячей фазе.

Разумеется, больше всего внимания приковано к России, в силу очевидных причин, и к Швеции, как хозяину «чемпионата». Впрочем, в случае со Швецией, суть здесь кроется гораздо глубже. Помимо владения «своим полем», эта страна издавна играла очень большую роль в мировой музыке вообще и в «Евровидении», в частности. В Швеции функционирует громадная шоубизовая машина, которая умудрилась опутать своими нитями многие механизмы и инструменты, которые создают и движут общеизвестным конкурсом. Шведы влияют не только на механику «Евровидения», но и, в известной степени, на репертуарную политику участников из многих стран. Сюда, кстати, входит и Россия. Наша нордическая прародительница, фактически, 2 раза участвовала в конкурсе под флагом РФ. Ведь именно шведы сочинили для Дины Гариповой весьма чувственную композицию What If, с которой она смогла занять 5 место, а затем такой же, только более удачный, эксперимент был проделан и с другой россиянкой – Полиной Гагариной. Ее шлягер A Million Voices, также имеющий «шведские корни», позволил ей буквально покорить полЕвропы и едва не вывел на первое место. Впрочем, тут вмешалась потрясающая шведская секс-машина по имени Монс, которая и обошла нашу милашку Полину. Теперь европейские страны готовы снова схлестнуться со Швецией в невероятном музыкальном поединке, только уже в более сложных условиях – ведь дома, как известно, и стены помогают.

Лазарев поедет на «Евровидение»?